?

Log in

No account? Create an account

bok_o_bok


Кинофестиваль "Бок о Бок"


Previous Entry Share Flag Next Entry
ЛГБТ - эмансипация: кино и немецкий опыт
BOB2009
bob_advisor wrote in bok_o_bok
Автор статьи Валерий Созаев.
Фотографии предоставлены Полиной Корчагиной и Лидой Михайловой.  

5-6 июня 2010 в Петербурге состоялись очередные показы в рамках ЛГБТ-Кинофестиваля «Бок о Бок». На этот раз площадкой для фильмов кинофестиваля стал один из центральных кинотеатров города – «Кристалл Палас». Сам этот факт является уже примечательным событием как для истории «Бок о Бок», так и для истории всего ЛГБТ-сообщества Петербурга.

Вторым важным событием этих показов стал приезд в Петербург Виланда Шпека – немецкого ЛГБТ-активиста, режиссера, директора секции «Панорама» Берлинского кинофестиваля. Именно в рамках данной секции вручается широко известная премия «Тедди» (Teddy Award) за лучшие фильмы ЛГБТ и квир-тематики.

За эти два дня я посмотрел три фильма. В субботу, 5 июня, зрителям показывали художественный фильм «Западник», режиссёр Виланд Шпек. А в воскресенье, 6 июня, два документальных фильма режиссёра Розы фон Праунхайма «Выжить в Нью-Йорке» и «Я сам себе жена».

       

Фильм "Западник" - милая и романтичная love-story о любви двух молодых людей: одного из Западного Берлина, второго из Восточного Берлина. Вернее, в центре фильма это самое разделение Берлина (и в целом Германии), а love-story это как бы некая кайма. Фильм снимался в 1983-84 гг. и был показан по западногерманскому телевидению в 1985 г. Думаю, что ничего бы не изменилось если бы вместо мальчик + мальчик были мальчик + девочка. Проблемы все те же самые: невозможность быть вместе. "Фишечка" в том, что во время съёмки и демонстрации фильма и на Западе, и на Востоке Германии ещё существовали статьи за гомосексуальность.

                              

Однако в ГДР законодательство по отношению к гомосексуалам было более мягкое: нацистская редакция статьи была отменена в конце 50-х гг., в 1968 г. статья была вообще "смягчена" (осталась только отдельная статья за гомосексуальное изнасилование + секс с несовершеннолетними). В Восточной Германии была какая-то разница в возрасте согласия вступающих в гетеросексуальные и гомосексуальные отношения. Полностью идентичное законодательство для гетеросексуалов и гомосексуалов было принято в 1988 г. - этот год считается отменой статьи в ГДР.

В ФРГ статья в нацистской редакции существовала вплоть до 1969 г., в котором она была смягчена. Следующее смягчение было в 1973 году. Однако полностью отмена статьи произошла уже только в объединённой Германии в 1994 г.

                  

Но вернёмся к кино: несмотря на то, что этот фильм художественный, он основан на реальной истории самого Шпека, у которого какое-то время был возлюбленный в восточном Берлине. Другой оттенок документалистики в том, как снимался фильм на территории Восточного Берлина. Для любых киносъёмок необходимо было официальное разрешение. Однако Шпек его не получал. Поэтому съёмки происходили как бы "из под полы". "Сегодня мы репетируем сцену в Западном Берлине. Завтра мы едем на Восток и снимаем сцену одним дублем. А на следующий день мы едем и снимаем её с другого ракурса" - рассказал Шпек. Естественно, подобная манера съёмки создаёт ощущение документальности. Что, впрочем, и не плохо, а наоборот очень даже интересно.

Мои субъективные впечатления во время просмотра фильма менялись. В начале было немного странно и непонятно (действия фильма начинаются с Лос-Анджелесского путешествия молодого человека из Западного Берлина): все эти рассуждения о Востоке и Западе, городах, покорении пространств кажутся немного искусственными, наигранными, но милыми. Для тех, кто смотрел фильм Грега Араки "Нигде" некоторые идеи могут показаться знакомыми, хотя фильм Араки был снят в 1997 г. Позже, когда уже начинает развиваться love-story, фильм становится более динамичными и даже можно сказать захватывающим. По крайней мере меня он захватил: в отношениях героев видна та «настоящность» отношений, которая присутствует в реальности (все эти стеснения друг друга в начале отношений, определённая робость, а затем раскрытие их в этих отношениях) и в какой-то момент ловишь себя на мысли, что желаешь героям, чтобы всё у них было хорошо...

По словам Шпека, фильм вызвал бурную дискуссию о гомосексуальности в западногерманском обществе и привёл к большому числу камин-аутов. Многие люди посмотрели фильм, притом смотрели семьями, поскольку в тв-программе фильм не позиционировался как фильм о гомосексуалах, но как фильм именно о разделённой Германии. Гомосексуальность героев показана в нём как нечто нормальное, обыденное, не требующее дополнительных объяснений, пояснений или апологетики. Именно эта обыденность героев и позволяет негомосексуальному зрителю смотреть фильм не об "экзотических животных" (как часто показываются геи в кино), а о таких же людях, как они сами, правда, любящих людей одного с собой пола…

Посмотренные на следующий день фильмы Розы фон Праунхайм «Выжить в Нью-Йорке» и «Я сам себе жена» также говорят о гомосексуалах в первую очередь, как об обычных людях. 

                       

"Выжить в Нью-Йорке"
- это истории трёх немок, которые в начале 80-х переехали из Германии в США. Повествование ведётся ими самими. Рассказывается о том, как они представляли себе Нью-Йорк до переезда, о встрече с реальным городом, их сложностях, надеждах, проблема и победах. Фильм хорош по многим критериям: во-первых, это истории обычных людей, которые буквально с чистого листа начинали строить свою жизнь на новом месте; во-вторых, в фильме показан совсем не голливудский Нью-Йорк, а другой, более настоящий: смотришь фильм и действительно ощущаешь дух города. В-третьих, фильм хорош и тем, что только одна из этих девушек лесбиянка и её история рассказывается наравне с историями двух других гетеросексуальных девушек, не выделяясь, не выпячиваясь. Просто ещё одна история, которая как бы говорит: я не более необычна, чем две другие истории. 

                                                         


Фильм "Я сам себе жена" об известном восточногерманском трансвестите Шарлотте фон Мальсдорф так же живой и настоящий. Очень интересна манера, в которой снят фильм: смешение документального кино с постановочными игровыми сценами. Конечно же, личность Шарлотты притягивает. Это потрясающий человек. Как сказал Виланд Шпек: "После падения Стены для нас на Западе Шарлотта стала живой иконой гей-эмансипации, связывающей несколько поколений. При том не просто гей-иконой, но иконой с трансидентичностью".

Стоит отметить, что автобиография Шарлотты выходила и по-русски: первый раз в конце 90-х, второй раз в 2006. Прочтение этой книги обязательно для любого человека, кто, так или иначе, идентифицирует себя с ЛГБТ-сообществом или просто интересуется жизнью Германии во времена нацизма и коммунизма (заказать книгу можно через http://www.ozon.ru/context/detail/id/2689584/). 

После просмотра фильмов у нас состоялась интересная беседа с Виландом Шпеком на тему ЛГБТ-активизма в Германии, которая показала мне некую общность тех процессов эмансипации, которые происходили в Германии в 70 гг. и того, что происходит сейчас в России. Одна из основных мыслей, которую Шпек повторил несколько раз: основная задача, которую они ставили перед собой тогда, да и до сих пор - это привлечение общественного внимания к вопросам гомосексуальности и проблеме гомофобии. И делать это необходимо разными средствами.

Очень интересное видение Шпеком истории гей-эмансипации: мы сошлись в том, что истоками мировой гей-эмансипации безусловно является деятельность Ульрихса и Хиршфельда в середине XIX, начале XX века. С приходом в Германии к власти нацистов, люди, разделявшие идеи гей-эмансипации, эмигрировали в Америку и развивали эти идеи там. Но в 70-е гг, происходит возвращение этих идей в Германию из Америки. Для меня это описание ни так однозначно: всё-таки старейшая в мире гей-организация, которая существует до сих пор, СОС была основана в 1948 г. в Нидерландах. По сути это была первая гомофильная организация в мире. В Америке первые организации появляются лишь в 1950-51 гг. Кроме того, Роза фон Праунхайм подчёркивает свою независимую работу по гей-эмансипации в Германии в конце 60-х гг., и что с опытом американских коллег он познакомился лишь в 1971 году, когда посетил Америку и принял участие во втором Кристофер Стрит Дей

Также довольно интересным было замечание Шпека о том, что прайд-парады - это американское изобретение, и что у них, в Германии, изначально были марши, демонстрации, но не парады. А прайд-парадами это всё стало позже, когда гей-движение действительно стало добиваться существенных успехов в своей работе. Стоит отметить, что и в США название «гей-прайд» или «прайд-парад» так же появляется не сразу, а тоже только после определённых побед гей-активистов. Шпек заметил, что именно эту же идею прайд-парадов у геев заимствовали и гетеросексуалы, которые стали устраивать Love-парады. Однако из-за слишком большой коммерциализации движение прайд-парадов и лов-парадов переживает сейчас, по мнению Шпека, не лучшие времена (пик пришёлся на конец 90-х, начало 2000х).


                               

Говоря об истории, мой собеседник отметил, что изначально гей- и лесби- движения в Германии существовали отдельно. Лесби-движение больше вписывалось в рамки феминистского движения. Впрочем, это общая ситуация как для Европы, так и для США. По словам Шпека, в какой-то мере появление гей-движения в Германии помогло лесбиянкам больше осознать свои интересы и самоорганизоваться отдельно от феминистского движения.

Не обошли стороной мы тему значения киноискусства в деле гей-эмансипации. В частности, место фильма Розы фон Праунхайм "Не гомосексуал извращен, а ситуация, в которой он живет". Фильм вышел в 1971 году и вызвал массу дискуссий и недовольства как среди "правых", так и среди гей-сообщества. Можно сказать, что в тот момент Розу ненавидели все. Но в итоге в разных городах Западной Германии образовалось около 50 различных гей-групп, которые и стали той основной силой гей-эмансипации.

Вспоминая активистскую деятельность Розы фон Праунхайм, коснулись мы и не простой темы аутинга, который Роза в начале 90-х устроил ряду известных людей, в основном немецким телеведущим. Тогда это был вопрос жизни и смерти, поскольку государство замалчивало проблему ВИЧ/СПИДа, и только само сообщество могло изменить ситуацию. Однако без поддержки людей, "имеющих вес", это было сделать сложно. Виланд Шпек сказал, что к самой практике аутинга он относится не однозначно, но конкретно в тот исторический момент, по его мнению, Роза поступил правильно, это была верная тактика.

К сожалению, объём статьи не позволяет написать обо всех темах, которые мы затронули в процессе общения с нашем гостем из Германии. Однако любой заинтересованный читатель может ознакомиться с видеозаписью этой беседы в предыдущем посте.

В заключении стоит отметить, что данные кинопоказы «Бок о Бок» проходили при поддержке Немецкого культурного центра им. Гете в Санкт-Петербурге, который уже не в первый раз выступает надёжным партнёром ЛГБТ-кинофестиваля.

                     

Виланд Шпек и Валерий Созаев                                      Виланд Шпек, Фридрих Дальхаус, директор Гете-                                                                                             института в СПб, Менни де Гуэр и Гуля Султанова